canc@bstu.by +375 162 32-17-32

Возвращенные имена

2016 год стал для поискового отряда «Возвращенные имена» очень насыщенным: мы посетили массу городов как на территории Республики Беларусь, так и на территории Российской Федерации.

Открытие поискового сезона для отряда стала апрельская поездка на территорию соседнего государства, не далеко от города Валдай. В этой экспедиции мы приобрели навыки «высшего пилотажа» в области поисковой деятельности.

Отряд состоял из 5 человек: 2 белоруса и 3 россиянина. К сожалению, только 2 человека отряда «Возвращенные имена» смогли выбраться на ежегодную поисковую вахту имени А.С. Орлова, поэтому ни о какой автономке не могло идти и речи.

Я и Петр Пицко, командир отряда, примкнули к еще троим представителям братского народа, среди которых был Солодянкин Сергей, полковник МВД РФ. В свое время он в составе десантной бригады прошел Афганскую войну и имел 3 командировки в первую и вторую Чеченские компании. Второй, Андрей, майор ФСБ, участвовавший в вооруженном конфликте Южной Осетии. Эти люди не понаслышке знали, что такое война, и больше других понимали важность проделываемой нами работы. Третий представитель отряда «Долина» – Александр Совельев имеет титул мастера парашютного спорта: у него на счету больше двух тысяч прыжков с парашютом. Время от времени он пишет рассказы о работе поисковых отрядов. Недавно совместно с Петром Пицко выпустил книгу, в которой рассказывается об интересных историях поисковых отрядов.

У нас вышло смежное поисковое отделение особого назначения в составе пяти человек. Я не просто так назвал нас отделением особого назначения, так как нас ждала отдельная миссия – найти и поднять солдат там, где это в принципе было невозможно. Никто другой на это не согласился, да и мы сами до конца не понимали, на что пошли.

Болото, на которое нас доставил гусеничный транспортёр-тягач (ГТ-Т), по информации навигатора имело глубину, достигающую 7 метров. Сверху был метровый слой мха. При ходьбе он колышется и расходится волнами. Останки бойцов залегали где-то на глубине 50-70 см. Приходилось днями напролет нырять в болото при сильном ветре и постоянно моросящем дожде, строить запруды, выкачивать ведрами воду и соблюдать осторожность, потому что в любой момент можешь сам кануть в трясину.

Температура днем была не более трёх градусов, а ночью достигала и минусовых отметок. Кое-где еще лежал снег, по утрам под сапогами хрустел тонкий лед. Такого поиска никто из нас даже представить не мог, но мы смогли поднять останки 10 солдат Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА). К сожалению имена их останутся неизвестными, потому что при них не было ни медальонов, ни каких других документов, по которым можно было бы установить личности солдат. Подробную историю этой 10-дневной вахты можно узнать из рассказа Александра Совельева под названием «Победили».

Дальше, попрощавшись с отрядом «Долина», мы поехали на территорию Любаньской области, и присоединились к татарскому поисковому отряду.

Леса Любани просто переполнены металлом, поначалу мы даже подумали, что сломался наш единственный металлоискатель, однако оказалось, что земля наполовину состоит из осколков авиабомб, артиллеристских снарядов, патронов, и других атрибутов той страшной войны.

Три дня скитания по Любаньским лесам никаких результатов не дали, и мы решили на ставшиеся дни нашей командировки присоединиться к отряду, работавшему по финской войне возле города Выборг не далеко от границы с Финляндией. Там, по информации, переданной финнами, находилось захоронение двух тысяч военнопленных советской армии, павших во времена Советско-Финской войны. Там мы провели двое последних суток нашей командировки: вырубали мелкие деревца, пилили и стаскивали в кучу деревья побольше, в общем расчищали место для массовой эксгумации, а в дальнейшем – для перезахоронения останков военнопленных.

Далее была дорога домой. С Валдая до Питера нас привезли на автомобиле москвич 53-го года выпуска в удивительно хорошем состоянии. До поезда Санкт-Петербург-Брест оставалось еще несколько часов, поэтому мы смогли немного познакомиться с культурной столицы России.

Следующая наша экспедиция была уже на территории Беларуси – возле города Быхов Могилевской области. Условия поиска, в отличии от апрельской экспедиции, были намного лучше. Было сухо, по лесу можно было передвигаться в тапочках. Нашим отрядом было найдено 9 солдат РККА, а всей поисковой экспедицией – 38.

Поиск бойцов осуществлялся двумя способами. Первый способ – это поиск с помощью металлоискателя, т.к. на теле солдата было много металлических предметов таких как каска, котелок, фляжка, подсумок с патронами, винтовка и т.д. Минусом такого метода является маленькая глубина поиска, поэтому солдат, которых ищут с помощью этого метода называют «верховыми».

Чтобы искать останки солдат на большей глубине, применяем так называемые вертухи. Вертуха – это стальная проволока большого диаметра (от 6 до 8 мм) с приваренной ручкой с одной стороны и с подшипником на другой.

Суть способа заключается в том, чтобы найти провалы в толще земли образованные человеком, который там захоронен. Этот метод очень трудоемкий так как провалы в земле образовывают также сгнившие корни, подземные стоки весенних вод, и даже просто меньшая плотность земляного слоя выглядит как нужное место. Приходится выкопать не одну тонну песка, чтобы найти место неучтенного захоронения. Сложно сохранять бодрость и веру в себя после 50-го пустого забитого шурфа. Но когда все-таки найдешь это место, то радости нет предела, сразу и откуда-то появляются и силы, и бодрость духа. Все это, наверное, из-за понимания что весь этот тяжкий труд был не напрасен, что теперь еще несколько бойцов вернутся из неизвестности.

Забить шурф – значит выкопать яму небольшую по размерам, но внушительную по глубине в том месте, где вертухой нащупал провал. Ходишь целый день по лесу тыкаешь вертухой, забиваешь шурфы во все подозрительные места в виде воронок от разорвавшихся снарядов, блиндажей, стрелковых ячеек и т.д. Часто бывает, что за целый день ничего не найдешь. Возвращаешься в лагерь уставшим и поникшим, а на следующее утро с новыми силами снова уходишь в лес. Вот такая вот она поисковая романтика.

Но самая большая радость для поисковика – это нахождение медальона – небольшой эбонитовой капсулы, в которой находится информация о солдате. Спустя 75 лет благодаря тебе, твоему труду, семья фронтовика узнает о судьбе мужа, отца или деда, числившегося как пропавшего без вести. Это и есть самая большая награда для поисковика.

В 2016 году было большое количество разведывательных выходов в лес, для того чтобы «набить ямки». Это значит – найти места захоронения, а после готовить документы на разрешение об эксгумации солдат. На этих местах и пройдут следующие вахты 2017 года.

Григорий Колесный,
ТЭА-21, 4 курс
На фото: Григорий Колесный - второй слева,
Петр Пицко - второй справа


2017